Алексей Ромашкин: Бизнес приемлет только те ИТ-инвестиции, которые способствуют повышению эффективности

02.08.2016

   

Оригинальный текст интервью на портале Cnews 

Как идет бизнес у российских интеграторов в кризис? Опыт  показывает, что неплохо, если правильно построена стратегия  работы в новых условиях. О том, как этого добиться и какие  перспективные тенденции рынка можно использовать, рассказывает  генеральный директор «Инлайн Груп» Алексей Ромашкин. По его  оценке, бизнес группы в 2016 году вырастет на 15–20%.

CNews: Каким был 2015 год для российского рынка ИТ? Какие сегменты,  на ваш взгляд, больше всего пострадали, а какие, наоборот,  развивались?

Алексей Ромашкин: К большому сожалению, падение нефтяных цен, санкции, а также закрытие для России зарубежных финансовых рынков привели к большим проблемам в экономике. Эти глобальные проблемы не обошли стороной и российский ИТ-рынок, о чем красноречиво говорят отчеты различных аналитических компаний. В их исследованиях мы видим существенное падение валютной выручки, а у лидеров отрасли также снизились и рублевые доходы. Этот год был немного лучше предыдущего, но ситуация до сих пор тяжелая и рынок не однороден.

Если продолжать говорить о проблемах, то в наибольшей степени от кризиса в России пострадали иностранные производители программного и аппаратного обеспечения, особенно американского происхождения. На это есть масса причин: драматичное падение покупательной способности рубля, сокращение ИТ-бюджетов заказчиков, а также санкции, ограничивающие сбыт продукции в России.

Кто же выиграл? По имеющимся данным, выиграли китайские поставщики, в частности Huawei. Некоторые из них сейчас активно завоевывают российский ИКТ-рынок во всех сегментах, особенно в части Enterprise. Также выросли российские производители программного обеспечения — в значительной мере за счет разработки программных средств защиты информации. Важную роль сыграла поддержка на законодательном уровне политики импортозамещения в области программных решений.

Конечно, сейчас мы видим много декларативных заявлений о необходимости импортозамещения и замены существующих систем на российские. Но в сегменте Enterprise пока нет особого стремления заменить западные ERP-системы на отечественные продукты. На это есть много причин, как субъективных, так и объективных. В частности, весь рынок крупных корпоративных клиентов уже завоеван крупнейшими западными поставщиками ERP. Они много лет внедряли сложные системы, настраивали и дорабатывали их. И если пойти на необоснованную замену, руководствуясь текущим трендом, то корпоративный рынок будет отброшен на несколько лет назад, пока все не внедрят системы других поставщиков. Следовательно, не нужно спешить, все должно происходить естественным путем.

CNews: Каковы, по-вашему мнению, сегодня основные ИТ-задачи российских заказчиков?

Алексей Ромашкин: Сегодня мы видим четкие приоритеты бизнеса: ИТ должны прежде всего удовлетворять его потребности в плане повышения эффективности. Все, на что готовы сегодня тратить деньги компании, во что они готовы инвестировать — это нововведения, приводящие к снижению себестоимости и повышению эффективности производства. Это относится к любым сегментам, в том числе к нефтяному и банковскому сектору, которые во многом определяют ландшафт российской экономики.

CNews: Достаточно большое число компаний стремится максимально снизить капитальные затраты, трансформировать бизнес и перейти на цифровую модель. В качестве примера можно назвать Uber, «Яндекс. Такси», не владеющие собственными таксопарками, Airbnb и Booking. com, не владеющие собственными отелями и апартаментами, но построившие бизнес с большими оборотами. Как вы считаете, цифровизация неизбежна для бизнеса любого типа?

Алексей Ромашкин: Я думаю, что попытки строить цифровой бизнес будут продолжаться. Но нужно иметь в виду, что совсем без основных средств можно работать только в очень специфических видах деятельности. Да, в России есть и банки без отделений, и Avito — аналог eBay, — но за ними нет производства, как и за услугами вышеназванных компаний.

Сама цифровизация должна быть только там, где она востребована и дает реальный эффект. В некоторых сферах она гармонично вырастает из самого характера бизнеса. Этот подход хорошо зарекомендовал себя в такси, электронной коммерции. Однако правильнее было бы назвать упомянутые выше компании, например, диспетчерами пассажирских перевозок, а не службой такси.

CNews: Если смотреть с точки зрения технологий, то «цифровые» компании, как правило, имеют большие ИТ-отделы в силу того, что вся компания построена вокруг информационных, а не материальных активов. Некоторые такие фирмы сами для себя пишут софт, потому что рынок не предлагает приемлемых решений, и сами его внедряют. Не считаете ли вы это угрозой бизнесу ИТ-компаний?

Алексей Ромашкин: Ключевое слово — «некоторые». Такое себе могут позволить единицы, например Amazon или Google могут сами себя обеспечивать софтом. Но мы же понимаем, что это разработки для внутренних целей, а не для продажи, то есть они не конкурируют с ИТ-поставщиками. А продают эти компании электронные сервисы.

В целом цифровизация сегодня выглядит таким образом. Если мы говорим о финансовом секторе, то это не только «банки без отделений», но и развитие дистанционного обслуживания клиентов традиционных банков. Такая же картина у перевозчиков: неважно, владеет компания парком машин или нет, — она все равно создает веб-сайты и сервисы для клиентов. В телекоме то же самое: вспомните, как всех раздражает плохая работа порталов самообслуживания. Если оператор не может его хорошо сделать, то он теряет клиентов. В ритейле электронная коммерция развивается уже около 20 лет.

Между прочим, и в государственный сегмент цифровизация проникает все глубже и глубже: через интернет предоставляются государственные и муниципальные услуги, и они развиваются нарастающими темпами. Например, сейчас запустили сервис «Электронная история болезни», создание которого было совсем не простой задачей со всех точек зрения. И это только начало в области цифровизации государственных услуг.

Но не будем забывать, что инфраструктурные решения для всех цифровых сервисов поставляются, если так можно сказать, «традиционными» ИТ-компаниями, поэтому угрозы для системных интеграторов пока нет.

CNews: Какие еще тренды, связанные с цифровизацией, вы видите в России?

Алексей Ромашкин: В последнее время от представителей крупнейших российских компаний, таких, как «Сибур», «Газпром», «Газпром нефть» мы все чаще слышим: «данные — это особая ценность корпорации, сопоставимая с ценностью материальной», то есть с материальными активами и ресурсами недр.

Они задаются вопросом, как этими данными воспользоваться, чтобы получить максимальный экономический эффект. В этой связи они высказывают такую мысль, что нужна позиция стратегического руководителя, ответственного за данные компании — CDO, ChiefDataOfficer. И не за горами тот день, когда и в российских компаниях будут свои CDO. Вопрос в том, как эти данные эффективно использовать, и является ли это задачей ИТ или бизнеса.

CNews: Вы связываете эту потребность с тем, что компании научились работать с большими данными?

Алексей Ромашкин: Я считаю, что само название «большие данные» не несет никакого смысла, кроме маркетингового. Все теоретические основы и математический аппарат были известны еще в 1970–1980 годы, когда я учился в институте. Ученые в Советском Союзе занимались обработкой данных и многомерным статистическим анализом. Эти люди были соавторами будущих технологий «больших данных», потому что созданные математические методы были потом превращены в алгоритмы и использованы в программных средствах.

Но по-прежнему существует огромный разрыв между описанием бизнес-явления, его математической моделью, постановкой задачи, использованием алгоритма обработки данных и специализированным ПО. Если бы было больше специалистов, способных описать проблему от лица бизнеса и превратить ее в математическую модель, а затем — сформулировать задачу, то, наверное, можно было бы говорить о повсеместном внедрении технологий больших данных. Сейчас же вся эта «лодка» разбилась о то, что за всеми единичными случаями из практики нет общего подхода. Но его и не может быть, потому что каждое бизнес- или техническое явление уникально, и описание его в том или ином виде зависит от того, чего ожидает бизнес от этого описания.

Я думаю, что в такой ситуации системным интеграторам надо проявлять больше настойчивости, уделять больше внимания изучению потребностей бизнеса и подготовке кадров. Уже из вузов должны выходить специалисты, способные превращать вербальные формулировки проблем от бизнеса в математические постановки задач, приводящие к решению с использованием технологии больших данных.

CNews: Трансформация бизнеса и ИТ проходит не только в направлении цифровизации, есть и другие тренды. Какие из них вы считаете самыми актуальными?

Алексей Ромашкин: Сегодня все гранды мировой ИТ-индустрии двигаются в сторону расширения спектра оказываемых услуг. Недаром мы видим сообщения о том, что Xerox и другие корпорации делятся на отдельные компании, в которых размежеваны производство устройств и бизнес по оказанию услуг. Это говорит о том, что они нашли свою нишу, связанную с сервисами и аутсорсингом, и будут ее развивать. Компании, построившие дата-центры, также предлагают клиентам аренду площадей и оборудования, отдельные сервисы и целые программные платформы как услугу.

Среди трендов я также назвал бы попытки ИТ повлиять на унификацию бизнес-процессов, чтобы более эффективно управлять ими при помощи известных программных средств. Здесь мы видим не только ИТ, но и сопутствующее направление, которое называется «создание единых сервисных центров предоставления услуг», в том числе ИТ-услуг. И этот тренд абсолютно верный, потому что вне зависимости от того, аутсорсинг перед нами или инсорсинг, главное, что нужно сделать — выделить ИТ как совокупность услуг. Они должны быть четко описаны в каталоге, на них должны быть определенные цены, и тогда финансирование ИТ в компании не будет осуществляться по остаточному принципу, а будет четко бюджетироваться в соответствии с потребностями бизнеса.

И, наконец, нужно выделить такой тренд, как увеличение роли мобильных приложений и сервисов. Конечно, мобильные устройства нужны руководителям для оперативного принятия решений и управления компаниями. Однако сегодня уже никого не удивит, например, слесарь КИПиА (контрольно-измерительные приборы и аппаратура — прим. CNews) со смартфоном и специализированным приложением.

CNews: Какими приложениями пользуетесь вы?

Алексей Ромашкин: Прежде всего это электронная почта. Кроме того, я пользуюсь облачными файловыми хранилищами, чтобы обмениваться данными с коллегами.

Еще одна интересная тенденция, которую я тоже должен отметить, — это корпоративные социальные сети. Эта тенденция в России усиливается, и сегодня даже руководители некоторых крупных компаний обращают большое внимание на развитие внутрикорпоративной социальной сети, считая ее инструментом повышения эффективности, прозрачности ведения бизнеса, достижения новых бизнес- и технологических результатов.

CNews: В связи с усилением этих тенденций какие потребности в конкретных ИТ-решениях вы наблюдаете?

Алексей Ромашкин: На мой взгляд, сохраняется тенденция по автоматизации управления корпорациями. Большая часть клиентов компании «Инлайн Груп» — это крупные и очень крупные компании, поэтому мне сложно судить о трендах в малом и среднем бизнесе. Но на уровне корпораций все по-прежнему. Важнейшие задачи — это управление финансами, производством, совершенствование и развитие все бизнес-процессов в компании.

Но при том что в целом автоматизация бизнеса охватывает все больше процессов, мы наблюдаем определенные изменения. Стремление компаний снизить капитальные затраты ведет к предпочтению облачных решений. В качестве примера можно привести внедрение SAPоператором Tele2 на платформе SAPHANA, в результате чего все ИТ-системы были перенесены в московский ЦОД SAP. Это интересная тенденция, но не все могут ее себе позволить по различным причинам, в том числе связанным с требованиями внешних регуляторов и собственных служб безопасности, которые определяют, что можно, а что нельзя отдавать в чужое «облако».

CNews: Как сказываются на вашей компании общие рыночные тенденции, какова ваша стратегия?

Алексей Ромашкин: Стратегия нашей компании определяется миссией: через наши знания, умения и опыт стать доверенным советником наших заказчиков с тем, чтобы поднять их экономическую эффективность и способствовать их экономическому росту. В частности, мы стремимся увеличить количество предоставляемых услуг. За счет планового обучение своих сотрудников мы стараемся поддерживать более высокий квалификационный уровень, чем в среднем по сегменту нашего присутствия, и передавать знания заказчикам. На практике это выглядит так: если раньше доля выручки от услуг в общем объеме дохода «Инлайн Груп» составляла около 32%, то сейчас она выросла до 38%. То есть объем оказываемых услуг растет примерно на 25–30% в год.

Если говорить о других результатах, выручка компании за 2015 год выросла на 13%, численность работников — на 4%, в основном за счет инженеров и консультантов по внедрению ERP-решений. Это значит, что в компании повысилась производительность труда. Замечу, что экономические показатели нашей компании правильно считать в рублях, потому что большая часть наших расходов номинирована в российской валюте.

CNews: Какие наиболее интересные проекты были у вас за последнее время?

Алексей Ромашкин: В рамках исполнения государственного контракта с Федеральной таможенной службой создана система с условным названием «Портал «Морской порт», которая реализует принципы единого окна и единого информационного пространства для взаимодействия участников морских перевозок. Система используется для того, чтобы максимально быстро и эффективно организовать контрольные мероприятия, а также оформление судна и грузов, пришедших в порт или убывающих за территорию таможенного союза. Система предполагает электронную подачу документов представителями перевозчиков, обработку поданных документов таможенными органами, пограничной службой ФСБ России, иными государственными контрольными органами во взаимодействии друг с другом и с администрацией морского порта, а также портовыми службами. В системе реализовано большое количество интеграций с информационными системами ФТС России и других ведомств, использована технология электронных подписей для обеспечения юридической значимости предоставляемым документам и принимаемым на основании их решений. В конце апреля завершена полугодовая опытная эксплуатация решения в восьми морских портах Российской федерации. По опубликованной информации ФТС России, в результате применения системы и сопутствующих организационных мероприятий заметно сократилось среднее время нахождения товаров в морских портах, создана технологическая база для отказа от бумажного предоставления документов и сведений. Сейчас проводится внедрение в масштабах всей страны.

Также мы выполнили ряд крупных проектов по автоматизации закупочной деятельности на базе ПО SAP для компании «Газпром нефть». Их реализация позволила унифицировать и оптимизировать процессы материально-технического обеспечения и капитального строительства, повысить эффективность управления запасами МТР, а также оптимизировать процессы взаимодействия с поставщиками.

Еще один интересный проект был за рубежом. Мы помогли внедрить единую систему управления на базе решений SAP на предприятиях Nobel Oil Services. В результате снизится объем ручного труда при подготовке документации и повысится эффективность целого ряда бизнес-процессов, в том числе формирования обязательной и управленческой отчетности.

CNews: Каков ваш прогноз для компании и ИТ-отрасли на обозримый период?

Алексей Ромашкин: Я считаю, что в 2016 году бизнес «Инлайн Груп» будет расти — выручка в рублях увеличится примерно на 15–20%.

Важный вопрос, будут ли заказчики увеличивать расходы на модернизацию аппаратной и программной составляющих своих ИТ-инфраструктур? В ближайший год вряд ли. Но это может произойти на протяжении следующих пяти лет. Вспомним кризис 2008 года. Все экономили, но потом проблемы ушли, и произошел всплеск закупок за счет эффекта отложенного спроса. Я предполагаю, что мы опять столкнемся с этим явлением, которое положительно повлияет и на наш бизнес, и на рынок в целом. Рано или поздно жизнь свое возьмет и кризис закончится.

Новости
  • 26.09.2017
    «ИНЛАЙН ГРУП» и Fortinet защитили web-сервисы ТМК Подробнее
  • 14.09.2017
    «ИНЛАЙН ГРУП» на III Федеральном ИТ-форуме нефтегазовой отрасли России Подробнее
Проекты
  • Альфа-Банк
    Консолидация ИТ-ресурсов на основе индустриальных стандартов